Vertical Menu

Search

Categories

GMMG-подробно-500-64
Астропсихология-500-64
Партнерки-500-64

Закодированная правда. Детектив

Закодированная правда (Роман)

======================================

Закодированная правда. Предисловие. Детектив

 

 
См. здесь    https://www.proza.ru/   Поиск автора     Автор Владимир Георгиевич Карабан    https://www.proza.ru/avtor/karaban
ПРЕДИСЛОВИЕ
Издать это произведение мне помогло воспоминание о
случае, происшедшим около сорока лет назад...Центр страны. Областной городок. Кафе «Днепр», которое
находилось на первом этаже изображенного на обложке здания.
Вечер. Прокуренный полупустой зал кафе. За одним столиком
девять молодых подвыпивших ребят шумно отмечали какое-то
торжество. По проходу в сторону выхода между столиков
направлялась миловидная пара. Мужчина лет тридцати и его
спутница. Путь им преградила вытянутая нога одного из
веселящейся компании. Сделав замечание, пара направилась к
выходу. Вздрогнув от сказанной фразы, вся компания
бросилась на мужчину. За все последующие годы я не видел
ничего подобного. Мужчина просто подымал согнутые в локтях
руки, как бы крестясь, медленно спиной отходя к выходу. Ни
одного удара от нападающих, который достигнул цели, я не
увидел. Далее было что-то невероятное. Плавными движе-
ниями рук, не касаясь нападавших, мужчина каким-то образом
опрокидывал их на пол. Последний из захмелевшей компании,
взглянув на него, вдруг закрыл лицо руками и упал навзничь.
Все это со стороны казалось постановочными трюками.
Это сейчас известно, что существует астральное карате, ве-
дение поединка различными гипнотехниками и влиянием
мозговой активностью. За последующие годы я не раз убеж-
дался в том, что человек своей мыслью может творить,
созидать, побеждать. Главное – какая цель мысленной актив-
ности у человека и общества, в котором он живет.
В произведении есть правдивые факты, закодированные
художественным сюжетом. Автор умышленно стирает грань
между реальностью и вымыслом, наполняя жизнь главных
героев невероятными сюжетами и фантастическими история-
ми, тем самым раскрывая многогранность и разнообразие бы-
тия человечества, приоткрывая занавес неведанного, не-
познанного – тех сакральных знаний, к которым допущены
лишь единицы, избранные мира сего.Росс Леонид Георгиевич вышел из подъезда своего дома.
Моросил мелкий дождь. Натянув шляпу пониже на лоб, рас-
крыв зонтик, Росс засеменил по мокрому асфальту. Зайдя в
магазин, купил булку хлеба, несколько коробков спичек и
направился к выходу.
Молодая пара шла навстречу. Росс уступил дорогу, подходя
к входной двери. Вдруг он остановился. Это длилось несколь-
ко мгновений. Мозг пронзила мысль:
– Молодая пара пришла в магазин за ним.
Точно сработала интуиция. Компьютер в голове не дал
сбоя. Самые малые детали зафиксировали его глаза. Девушка
и парень одновременно посмотрели в разные от Росса сто-
роны, ощущалось их напряжение. Нечеткие шаги, рука девуш-
ки, бегающая по руке своего спутника, и две напряженные
спины.
Росс вышел из магазина, раскрыл зонтик и быстро перешел
улицу. Людей там было мало, слежку в такой ситуации вести
очень сложно. Он улыбнулся, прошел дворами к городскому
рынку и зашел в платный туалет. В туалете быстро открыл
отмычкой перегородку и очутился в женской половине. Там
никого не было. В тамбуре стояли ведро, веник, швабра, висел
черный халат. Росс быстро переломил швабру и ее конец, сан-
тиметров двадцать, засунул в брюки. Нога перестала сгиба-
ться. Потом одел черный халат, снял свою майку, сделал из нее
подобие маски на голову и лицо, вроде той, в каких убирают
туалеты люди, которые не хотят, чтобы их узнавали знакомые.
Затем он взял ведро, надел на туфли калоши, стоявшие рядом,
и пошел на выход.
Выйдя из туалета, Росс, хромая, прошел на крытый рынок,
якобы за водой. Проходя по рынку, увидел «наружку» и очень
удивился.
– Двойной круг слежки. Это бывает редко, только в
крайних случаях и особо важных операциях.На рынке он зашел в подсобное помещение, с сожалением
оставил свой мобильный телефон, чтобы его не отслеживали
по нему, раскрыл окно, выскочил через него на улицу. Подойдя
к ближайшему автомобилю, открыл булавкой дверцу, сел за
руль, быстро оборвал два проводка, соединил их, мотор
чихнул несколько раз и заурчал. Не спеша выезжая с рынка,
боковым зрением увидел несколько спецмашин. Простой
транспорт от специального он мог отличить по темным стек-
лам, по резине на колесах, по людям, напряженно сидевшим в
салоне. Росс внутренне ахнул.
– Тройной круг! Такого просто не бывает. Ну, что ж, поиг-
раем! Ведь обещали не трогать. Клялись! Но деньги за послед-
нюю операцию дали, и он их взял. Дурак! Если он им понадо-
бился, очевидно, проверяют его профессионалы. В такое
время, когда каждая копейка в государстве на счету, тратить на
наружное наблюдение столько людей и техники!?
Росс подъехал к своему дому и задумался. Затем отъехал за
угол, вышел из машины и подошел к люку, открыл его и нырнул
вниз. Несколько труб тянулись к его дому. Он прополз метров
тридцать в полной темноте и попал в небольшое квадратное
помещение с железной дверью. Открыть дверь, подпертую тол-
стой ржавой проволокой, было делом нескольких секунд. Вот и
подвальное помещение. Из него – быстро в шахту лифта. Лифт
не работал уже несколько недель. Росс вздохнул и начал поды-
маться по канатам наверх. На уровне четвертого этажа одной
рукой дотянулся до двери лифта, что-то нажал, потянул, и она
открылась. Он качнулся на канате, подтянулся и оказался на
площадке четвертого этажа. Теперь на площадке дверь направо
в тамбур, где находится его квартира. Чувство пустого про-
странства на верхнем и нижнем этажах говорило о том, что
биологического объекта, в данном случае человека, нет. Этим
чувством Росс владеет уж более тридцати лет, после его учебы в
далекой стране на востоке в одном маленьком монастыре. Глав-
ное качество чувства – интуиция и аура, которые обострялись и
расширялись в случае надобности не на
один десяток метров.Росс подошел к двери, не спеша обвел рукой ее периметр и
удивился. Никакого присутствия инородного предмета. Он
открыл ключом дверь и шагнул в тамбур. Подошел к двери
своей квартиры и удовлетворенно хмыкнул. Два едва замет-
ных маячка было на двери. Один из них – почти незаметная
«лакмусовая бумажка», как в былые времена назвал маячок
его учитель спецпредмета. Это обыкновенная клейкая нить с
определенным веществом, при разрыве которой часть ве-
щества отделяется, и разница в балансе высвечивается на при-
боре, находящемся, вероятно, недалеко от его дома. Второй
маячок – булавочная головка, больше напоминающая темное
пятнышко. Он расположен прямо на дверной ручке и дей-
ствует при прямом контакте с рукой человека. Сигнал так же
идет на пульт, который через распределитель sms-сообщением
на мобильный телефон или звонком-сигналом часов дает
знать о проникновении постороннего лица в помещение.
Росс задумался. Все равно встреча с этими людьми прои-
зойдет. Зачем же ему играть с ними в кошки-мышки? Они
просто могли организовать встречу и объяснить, зачем он им
нужен. Значит, ситуация неординарная, если нужна такая
проверка. Понадобился профессионал по его профилю и что-
то уж очень значительное происходит или кому-то очень
значимому он нужен.
Запасной вход в квартиру был им предусмотрен еще перед
вселением в этот дом. На стене, соединяющей квартиру с там-
буром, висел электрощит со счетчиком. Щит просто был
вставлен в эту стену так, что задняя стенка электрощита явля-
лась частью коридора в квартире. Росс раскрыл дверцы щита,
несколько секунд поразмыслив, быстрыми точными движе-
ниями отсоединил какие-то проводки, что-то открутил, что-то
отодвинул и потянул внутренности к себе. Поставив панель со
счетчиками, он провел рукой по задней стенке щита и, нащу-
пав в правом верхнем углу небольшое углубление, вставил
туда небольшой железный предмет. Раздался щелчок. Росс
надавил на стенку, она мягко, без скрипа, поддалась. Черезмгновение послышался треск разорвавшихся внутри коридора
квартиры обоев, и он пролез через пустой электрощит к себе в
квартиру.
План был уже в его голове. Он должен первым подойти к
человеку или организации, которые вели за ним наблюдение
тремя кольцами слежения. Такое случается только в неорди-
нарных ситуациях, которые контролируются высшими чина-
ми спецорганизаций. Росс не нервничал, но приятный холодок
прошел у него по уровню груди. В экстремальных случаях у
него всегда так. Какое-то чувство приподнятости и эйфории в
теле.
– Все, работаю, – подумал Росс и подошел к книжному
шкафу. За томиком Пушкина – небольшая пачка купюр.
– Это пригодится, это как раз тот случай, – размышлял Росс.
Затем он подошел к шкафу, раскрыл его и вынул неболь-
шую картонную коробку. Футляр для очков легко лег во
внутренний карман куртки. Этот футляр в свое время подарил
ему коллега из сопредельной организации. Росс спас его, сам
едва не погибнув в далекой стране. Там русские пули со
смещенным центром тяжести не наносили ощутимый урон
противнику, потому что их одеждой служил длинный халат, и
пуля, которая должна была гулять по телу врага и вывора-
чивать все внутренности и кости наружу, просто путалась в
полах и складках этой одежды. Вот такой халат спас и его,
когда два молодых солдата, не расслышав пароль, открыли
огонь на поражение. Вести поединок с опытным вооруженным
противником Росс был обучен, но молодой боец непредска-
зуем. От прицельного огня, от прямой пули уйти не сложно, но
в случае, когда пули летят непредсказуемым роем, полагаться
можно только на интуицию. Две пули ушли в халат Росса, его
отбросило в сторону, но он успел дважды нажать курок. Тела
молодых солдат закружило, они оба упали, сжав руками голо-
ву. «Игра барабана» – так называлось это касательное попа-
дание пули в место над левым ухом. И хотя это попадание
было всего лишь миллиметровым, его было достаточно дляотключения полушария мозга, отвечающего за логику и, как
результат, – получение серьезной контузии. На протяжении
пятнадцати – двадцати минут в глазах только темный цвет, в
голове гудит, и нет никаких мыслей. Солдатики остались в
живых, и Росс выполнил свое задание – спас представителя
другой силовой структуры.
После госпиталя коллега нашел Росса и в подарок дал ему
этот футляр. В крышку футляра были вмонтированы три лез-
вия. Каждое имело свое предназначение. Одно – чисто на
поражение противника: тонкое, гибкое, из специального спла-
ва, оно легко входило в кость или ткань противника, в ту
микронную точку, что отвечает за жизненноважную функцию
организма. Второе лезвие – как тонкий средний гвоздь. Это
лезвие-шприц с полым сердечником. Оно наполнено жид-
костью, которая приводит к временному параличу. Третье
лезвие небольшими зажимами прикреплялось к кисти руки.
Ребро ладони таким образом превращалось в клинок, которым
можно вести бой, как от локтя, так и от плеча. А еще в футляре
на дне под подкладкой находилось десять накладных ногтей,
так же изготовленных из особого сплава, и специальный клей-
гель, который уже находился на их внутренней стороне. При
помощи этого приспособления можно было не только
успешно вести поединки, а и спокойно взбираться на
отвесную скалу.
Из ящика Росс достал обыкновенные, на первый взгляд,
носки. На самом деле они были из особого материала, который
сохраняет температуру тела и, самое главное – ароматизиро-
ваны, чтобы убрать запах тела человека. Таким образом, пре-
следование объекта служебно-розыскными собаками стано-
вится неэффективно. Потом он извлек несколько пузырьков с
мутными мазями, которые применялись при рваных и огне-
стрельных ранениях и несколько чистых белых платков, что
использовались ним в нестандартных ситуациях. Например,
несколько раз пользовался платком белого цвета, чтобы
обезвредить противника, введя его в гипнотическое состояние.Как? Это методика древних монахов. Работа белым цветом –
цветом Духа Святого. Белый платок Росс несколько раз при-
менял как стерильный перевязочный материал. Белый платок
с красной точкой в правом углу использовался как эфирная
маска, при наложении которой на лицо человека, он терял
сознание. В соприкосновении с другими вещами, платок не
проявлял особых свойств. Следующим из коробки был извле-
чен обыкновенный ремень. В нем находилась дюжина все-
возможных пилочек, проволочек, отмычек, но это так, на
всякий случай. Это – древнейшие приспособления. В наше
время пользуются совершенно другими инструментами и
другой техникой. Различной мобильной, аудио и другими
технологиями XXI века.
Но у Росса техника была особая. Его компьютер был в
собственной голове. Этот компьютер создали, развили и на-
строили в далеком монастыре методами, которые дал им
далекий мир грез. Росс очень редко пользовался своим сверх-
секретным оружием. Как великие учителя востока могут
вибрирующими ударами или легким прикосновением пальца
остановить сердце противника, так и Росс мог одним взглядом
отбросить человека на несколько метров. И это был не гипноз,
это что-то другое, данное избранным, которым разрешено
открыть этот канал защиты. Он мог мгновенно прочитать мыс-
ли противника и вовремя сделать блок (предупреждающий
выпад). И многое другое было в голове-компьютере Росса. Вот
и сейчас этот компьютер сработал. В тело вошло тепло, ладони
стали мокрыми – в квартиру вошла инородная энергия. Нали-
чие биологического объекта в квартире определить не сложно,
достаточно направить на окна свою мысль-вопрос.
– Значит, они уже знают, что я в квартире. Откуда? –
подумал Росс.
Он не спеша снял телефонную трубку, набрал номер и
произнес слово «месяц». Так он сообщил жене, которая с сы-
ном жила в другой квартире, сколько он будет отсутствовать.
Его жену никогда спецслужбы не трогали ни встречами, ниразговорами. Знали, что для него семья – это святое. Он
защищал в свое время уже несуществующую страну, которая,
в последующие годы обманула людей, лишив их честно зара-
ботанных упорным трудом денег. Многие погибли от сердеч-
ных приступов и скоропалительных инсультов. Государство
так и не взяло на себя сей грех. Тысячи профессиональных
военных были выброшены из армии и «утонули», кто в вине,
кто в рутине гражданской жизни. С профессионалами, типа
Росса, было сложнее. Это были опытные, всесторонне обу-
ченные люди, владеющие многочисленными специальными
методиками, которым обучались в свое время у опытных спе-
циалистов. Но таких, как Росс, вообще в мире были единицы.
При обучении специальным методикам у него открылся
канал связи с энергетическим кольцом, и он мог брать любую
информацию, как на человека, так и на страну. Из тысячи дорог
судьбы ему указывали лучшую для определенного человека.
Росс часто задавал себе вопрос, кем бы он мог стать в этой жиз-
ни? Ответов было множество. В любой сфере он мог сориенти-
роваться и показать себя классным специалистом. Он мог стать
представителем разведки любого государства, ведь страны,
которой он присягал, уже больше не существовало, но понятие
чести и порядочности заставляло его оставаться верным своему
отечеству. Новое государство двадцать лет вязнет в трясине
беспредела. Товарно-денежные отношения искажали все, чему
верили миллионы граждан. Росс жил, как считал, честно,
никому не мешая. Перебивался случайными заработками: то
тренировал мальчишек, то подрабатывал в сфере недвижимос-
ти, то делал массаж. Сколько же искалеченных судеб существо-
вало и существует в канувшем государстве, и где они сейчас?
Нет, это не новоявленные и быстро обученные различные
«спецы», которые толком не могут «стреножить» противника.
Это те спецы-пенсионеры, которых серьезно готовило государ-
ство. Конечно, многих наспех закодировали – тех, кого смогли.
Но специалистов, кто прошел такую подготовку и практику как
он, Росс, – вряд ли. Их трогать нельзя, с ними по-хорошемунужно. Таким все равно – один противник, или сотня. Такие
могут так затеряться и так повоевать. Таких уже пытались
привлечь на ту или иную сторону при «оранжевой» революции,
но безуспешно. Они все прекрасно понимали и сейчас
понимают. Поэтому свои знания и опыт держат в себе. Росс был
уязвим в одном – семья. Если что не так, то ни его, ни жены, ни
сына... Да, за семью он будет воевать.
– Ну, что ж, покажем, на что мы способны? – только
подумал он и моментально себя одернул. – Ты не Бог, все не
сможешь предвидеть, но показать класс службы, хоть и быв-
шей, нужно. Три кольца слежения – это, примерно, до полу-
тора километра. Значит, одним махом проконтролировать это
расстояние. Как? Господи, тысячи способов. Это дело техники.
Наружное наблюдение крепкое. Там «спецы» своего дела. Ну,
что ж, коллеги, посоревнуемся?
Росс достал коробку с новым мобильным телефоном, вло-
жил SIM-карту и набрал подряд несколько номеров телефо-
нов. По двум ответил мужской голос, по одному – женский.
– Сорок три, – произнес три раза Росс и отключил телефон.
Один из номеров принадлежал его давнейшему другу, кото-
рый знал, что нужно делать, если услышит голос Росса и эти
цифры. Он должен вызвать пожарную команду и скорую по-
мощь к соседнему подъезду, а через двадцать пять минут
подняться в его квартиру.
Росс вышел в тамбур, приблизился к шахте лифта, при-
открыл дверь и кинул вниз небольшой пакет. Через десять
минут серо-белый дым с запахом гари стал заполнять подъезд
и проникать в квартиры жильцов. Это был не взрывпакет, а
уникальное вещество, имитирующее очаг воспламенения.
Семь лет коллектив одного закрытого предприятия пытался
найти подобное вещество. Его изобрел доцент-язвенник, кото-
рого уволили по болезни и который уже не один год находился
в психдиспансере. Там у него в голове и появилась формула
вещества, которое при соединении с другим, давало такой
эффект. Дым без огня – полная иллюзия пожара.– Зачем? – задавали вопрос коллективы эксперименталь-
ных лабораторий.
– Нужно! – отвечали им спецслужбы.
Вот ему, Россу, это вещество и понадобилось сейчас. По-
жарные, естественно, будут заходить в КИПах, то есть профес-
сиональных противогазах, а «наружка» их проверит на выхо-
де. При такой интенсивности едкого дыма, пожарных машин
будет штук пять. Человек пятнадцать войдут в подъезд. Вни-
мание «наружки» будет отвлечено на них.
Следующий момент – друг, который за пять минут, надев
одежду Росса, будет топтаться у подъезда, бегая с этажа на
этаж, звоня в двери соседей, оповещая их якобы о пожаре.
«Наружка» в подъезд не войдет, будет ждать около подъезда,
люков, подвалов.
Второй звонок будет в скорую помощь. Вызов в соседний
подъезд, где живет знакомый Росса с серьезным заболеванием
сердца. Специально оборудованная машина для помощи сер-
дечникам прибудет быстро. На ней работает второй друг –
Юрий Николаевич. Росс быстро прикинул, что Юра вопросов
задавать не станет. На скорую звонили и попросили срочно
прибыть. Повторный инфаркт, а этот адрес – уже знак Юре.
Все случилось так, как и предполагал Росс. Едкий дым быст-
ро распространялся и заполнил все пространство. Сирены по-
жарных машин уже приближались к дому. В дверь позвонили.
Друг быстро вошел в коридор, на ходу снимая одежду. Росс
кивнул ему головой, похлопал по плечу и поднялся на чердак.
Быстро прошел по крыше в соседний подъезд и спустился на
седьмой этаж, куда и вызвали скорую помощь. Там действитель-
но жил старик-сердечник, у которого недавно был инфаркт. Так
что наружное наблюдение получит подтверждение информа-
ции, а «пожар» усилит контроль именно на соседнем подъезде.
А вот и Юрий Николаевич. Они быстро вошли в квартиру,
закрыв за собой дверь. Вынув из саквояжа белоснежный халат,
друг передал его Россу. Они посмотрели друг на друга и
улыбнулись. Точная копия – одно лицо! На вызов врач прие-хал один. Сейчас не хватает персонала. Последнее время это
уже никого не удивляет. Больной старик не удивился появле-
нию врача. Он так и не понял – он вызвал скорую или соседи.
С ним в последнее время не все в порядке. Юрий Николаевич
сделал больному укол успокоительного с укрепляющими
сердце компонентами и посмотрел на Росса.
– Пора, – сказал тот, взял саквояж и вышел из квартиры.
Друг Росса, переодетый в его одежду, в это время должен
выбежать из подъезда и сесть в старенькие «Жигули», заранее
арендованные Россом у соседей.
Все происходило именно так, как он предполагал. Внима-
ние «наружки» было отвлечено двойной игрой – несуществу-
ющим пожаром и другом-двойником. Проверять всех пожар-
ных и следить за человеком в «Жигулях» будет сложновато.
Тем временем Росс не спеша покинул подъезд, подошел к
машине скорой помощи и открыл дверцу. Не говоря ни слова,
он указал рукой вдоль улицы. Водитель, увлеченно наблюдав-
ший за работой пожарных, даже не посмотрел на Росса.
Машина скорой помощи неспеша отъехала от дома. Через два
квартала была остановка такси.
– Останови, мне по делу, – произнес Росс, снял халат и
вышел из машины.
Водитель не удивился – такое случается. Росс сел в такси,
назвал адрес и увидел в зеркало Юрия Николаевича, который
садился в скорую помощь.
– Каков молодец, быстро управился, – подумал он.
Через двадцать минут такси уже было на окраине города.
Небольшой частный дом с высоким забором и злым псом.
Здесь жил старинный знакомый Росса, которого тот в свое
время лечил от запоя. Это был человек неопределенного воз-
раста с лицом мальчика и морщинами старика. Он с утра до
вечера собирал различные травы, запасая их для лекарствен-
ных нужд, и постоянно что-то записывал в большую тетрадь.
Росса он встретил приветливо, ничего не спрашивая, выделил
ему комнату с телевизором, телефоном и уютным диваном.Около часа Росс ни о чем не думал, просто лежал на спине
и смотрел в потолок, а потом включил свой мозг-компьютер в
работу. Первый этап он выиграл. И выиграл в чистую.
Конечно, его и его друзей просчитают, а затем найдут и это
жилье. Но им понадобиться время, минимум сутки. А это
много для профессионала. Почти вечность. И если вот такая
проверка, то это очень серьезно.
Он автоматически расслабился, удалив ненужные мысли. К
концу расслабления, вернее расслабляющих комплексных
упражнений, Росс вдруг почувствовал непонятное напря-
жение. Это было, скорее всего, похоже на какую-то мелкую
вибрацию. Она исходила из органов, которые в свое время
подвергались хирургическому вмешательству. Во время нес-
кольких операций в столичном военном госпитале некоторые
части костной ткани были заменены современными на то вре-
мя имплантантами из дорогостоящих и редких металлов.
Росс про себя размышлял.
– Эти ощущения в его теле, естественно, не его воображе-
ние, а реально существующее физическое воздействие из вне.
Одно из двух: либо во время операции было внедрение чипа,
либо вживленные имплантанты реагируют на какую-то аппа-
ратуру. Значит, спутниковое слежение? С ума сойти! И
сколько же такое стоит? Значит, все-таки его досье рассекре-
тили, а рассекретить его могли только в одном случае. Время –
«Ч»! Под таким секретным грифом команды должны
исполняться не только всеми организациями, но и первыми
лицами мировых государств. Такое соглашение о времени
«Ч», то есть экстренном сигнале, который оповещает о
реальной угрозе человечеству, в свое время было подписано
президентами ведущих стран мира. Росс размышлял дальше.
Значит, его вычислили, но почему не появляются? Значит...
Значит, он должен показать качество своей «работы». Все
правильно. При подобном сигнале сбоев быть не должно.* * *
Росс прошел отменную спецподготовку в одной из дивизий
тогда еще Советского Союза. Он помнил все, как будто это
было только вчера. Как первый раз пришел в спортзал и
облачился в спортивный костюм. Спортзал длиною в сорок
метров и шириной в пять. Зеркала на стенах и потолке. Зачем
– узнал позже. Первый учитель, чеченец по национальности,
вес которого пятьдесят два килограмма, казался ему маль-
чиком. Взгляд с прищуром, гибкий, тонкий, как хлыст, молча
указал на фехтовальную дорожку.
– Сабля, рапира, шпага?
– В основном сабля, – ответил Росс.
– Зови меня Дарик, – сказал тренер.
Росс победил со счетом 10 : 3.
– Ладно, сказал Дарик, – а теперь все забудь. От сабли у тебя
должна остаться 1/5 часть – тоесть нож, штык, реакция. Понял?
– Да, понял я, понял, – подумал Росс.
Он схватывал все на лету. Владеть ножом – это искусство.
Вот тут нужны и зеркала. Видишь себя и противника со всех
сторон. Тренироваться нужно было по шесть – восемь часов, до-
водя все до автоматизма. Был еще тренер, весь в наколках, через
слово – мат. Кличка – «Буряк». Карманник, который отсижи-
вал свои пятнадцать лет за зверское убийство, что, кстати, очень
редко при его «профессии». «Буряк» научил владеть спицей,
обыкновенным медным пятаком, заточенным до уровня лезвия,
стилетом и шиферным гвоздем. Не удивляйтесь, в руках про-
фессионала – это грозное оружие. Даже кусок стекла – и то оно.
Портной по заказу пошил Россу что-то вроде комбинезона,
который был весь в карманах и карманчиках, от головы до шеи
– все в ножах и лезвиях. Семь ножей, которые метают, были
прикреплены к поясной кобуре. Эта кобура напоминала
обыкновенный пояс. Два ножа под мышками. К каждому из
предплечий прикреплялось по специальному лезвию, и при
взмахе руки лезвие вылетало. Главное оружие – специальный
штык-нож, который изготавливался под руку и прикреплялсяк кисти специальным кожаным ремешком. Если случайно со
стороны выбьют нож, необходимо только встряхнуть рукой.
Но это не все. На левую руку, на предплечье прикреплялся
специальный рукав, который состоял из магнитных пластин,
толщиной два-три миллиметра. Если поднимешь руку перед
ножом, железным прутом – обязательно притянет и жизнь
спасет. Еще были налокотники. На живот – обязательно
широкий пояс, как у цыган, из нескольких слоев кожи, опять-
таки, для защиты от холодного оружия, на лицо – маска,
сверху из материи, а под ней кожа, только очень мягкая.
Макушку закрывает тонкая пластина из какого-то неизвест-
ного сплава. Все снаряжение весило восемь с половиной кило-
грамм. Вот и таскай это по шесть-восемь часов в столовой, в
спортзале, даже на отдыхе. Вживайся. В библиотеке изучал
около тысячи видов холодного оружия.
Учеба закончилась, и он вернулся в часть, но никаких наря-
дов, только спортзал по шесть-восемь часов. Еда по заказу – и
так бывает. Свободный вход в «зону». С «зэками» держался
ровно. Изучил все бараки, админздания, входы и выходы. Все
зоны, в основном, одинаковые, поэтому и изучать надо.
Первый бунт был под Курском. Да и не бунт вовсе. Через
два часа был на месте. Вперед ушли ребята со щитами, ду-
бинками, автоматами.
– Нас было четверо: три рукопашника и я, – вспоминал Росс.
– Ребят на сборах видел, знал. В школе в комнате «петухи»
убивали контролера Валю – молодую женщину сорока лет, у
которой двое детей-подростков и мужа нет. И Коля – «прапор»,
который в заложниках. Шесть «петухов» – это на «зоне» они
«опущенные», обиженные всеми, а сейчас – звери. Знают,
убьют. Затихла «зона», оцепенела. Руководство пытается
переговоры вести. Нас четверых пропустили наверх. Два снай-
пера с каждого угла. Комната в конце коридора. Крик. Валюха
лежит посреди коридора – голова разбита, подол
задран и
заточка под грудью. Суки! Медленно к открытой комнате.
– Машину, деньги, оружие! – орут.Коля бледный, несчастный, дрожит, руки за спиной. Заточ-
ка на сонной артерии. Не жилец, видно. Ему бы знак подать, он
глаза навыкат и млеет. Увидев пол, Коля вздрогнул, дернулся
и осел. Заточка вошла в шею.
... Даже вспоминать не хочется. Из шестерых остался один,
тот, кто выбросился в окно. «Зона» нас встретила молча. Дол-
го мылся, переодевался, потом рапорт и спать.
Через два дня опять был в «зоне». Заходил потому, что
служба.
– Ленчик, зайди к «дедуле». – «Дедуля» – вор в законе, отси-
дел свои двадцать восемь и осталось еще семь. Прошел в барак.
– Все знаю. ****и, ни за что людей положили.
Сначала не понял про кого говорилось. Потом понял – на
моей стороне.
– Ленчик, в «зону» попадешь, моей правой рукой будешь.
– Тьфу, тьфу. Типун тебе на язык. Ты что, дед, охренел?
– А что, убийца из тебя ничего, государство учит.
Здесь была приличная производственная «зона», и мне
часто по заказу изготавливали то, что было нужно. После
командировки в столицу попросил «Дедулю», чтобы сделали
нож с ртутным сердечником.
– Ого, – произнес «Дедуля», – попробуем, а ты...
– Ну, понятно, – пронести в «зону» дюжину водки, табака
для Росса не составляло труда. Через неделю нож был готов.
– Ленчик, поменьше крови, меньше грехов – легче жить, –
проговорил « Дедуля». – Говорят, в церковь ходил, грехи
замаливал, свечи ставил. Эх, Ленчик, Ленчик... Побереги себя.
Вот так и текла служба. Был бунт в женской «зоне», где
оружие применять нельзя было, а силу можно. Был «Явас» –
политическая «зона», где сидят умницы, интеллектуалы и
шпионы, месяц пробыл и там. Разговаривал с инженером,
который из бензопилы и двух пил сделал мини-вертолет, и,
если бы не был пьян, улетел бы. Ей Богу, улетел бы.
А искал Росс человека, про которого ему шепнул «Дедуля» –
«Шаляпина», прозванного так за громкий голос. Профессор,
член-корреспондент, кандидат по сплавам металлов. Росс
искал его потому, что нутром ощущал, что ему нужно особое
оружие, личное оружие, так сказать, под него. В голове
вертелось, крутилось, но... Для этого и нужен был «Шаляпин».
Встреча произошла в столовой. Аккуратная роба, подтяну-
тый, глаза опущены. Медленно ест, о чем-то думает. Росс под-
сел к нему, передал привет, но «Шаляпин» никак не
отреагировал.
– Я могу..., – начал Росс.
– Нужны такие книги, – и он перечислил названия.
Через неделю Росс достал книги, а через три недели – пять
исписанных листов и два чертежа.
– Что это? – спросил Росс.
– Это шарик диаметром 6,5 см. Это магнит, сильный
магнит, сделать его можно в институте – вот фамилия, – и
протянул лист бумаги.
Уже через год это оружие называлось «Шарик Ленчика» и
до сих пор находится в музее МВД.
– Да, самородки были в той зоне, – размышлял Росс.
До конца службы оставалось полтора месяца. Он готовился
домой. Был октябрь. Вызов к ротному.
– Командировка! И это в конце службы!? Хватит мне
прошлой поездки, до сих пор голова гудит, но служба есть
служба.
В город прибыли в семь утра. Опять штаб дивизии.
– Пройдите в приемную заместителя командира дивизии
генералу Т...
– Есть!
В приемной сидело человек семь-восемь. Росс подошел к
секретарю. Представился.
– Ожидайте.
Очередь подошла минут через сорок.
– Разрешите?
– Входите.
– Товарищ генерал, по Вашему приказанию прибыл.– Здравствуйте, сержант, садитесь. Подполковник Кротов,
капитан Рыков и прапорщик Самсонов.
– А, Самсонов, наслышан, – сказал Росс, а про себя поду-
мал, – видел его учеников в деле. Двоих после «зоны» в Явасе
хоронили, четверых сделали на всю жизнь калеками. Что же
ты за учитель? Хоть и олимпийский чемпион-шпажист. Уже
четыре года инструктор. Я за свою жизнь видел очень многих
тренеров. Не нужно быть отличным спортсменом, не нужно
виртуозно владеть тем или иным оружием, – нужно уметь
доступно обучить, вложить душу в ученика, много месяцев
быть с ним. А этот «прапор» – зять кого-то в министерстве.
Разве можно на такую должность по блату? Все трое –
инструктора: подполковник Кротов – стрельба, капитан
Рыков – рукопашник, а Самсонов – холодное оружие, черт бы
его побрал.
– Сержант, посмотрите на фотографии, – приказал генерал.
Росс посмотрел. Два трупа: мужчина и женщина, у обоих
резанные раны.
– Ваше мнение?
– Товарищ генерал, какое же у меня может быть мнение по
фотографиям? Я должен видеть трупы и рапорт будет через
пару часов.
Генерал почему-то посмотрел на прапорщика. Потом нажал
кнопку.
– Проведите сержанта в морг.
– Ого! Трупы то, оказывается, здесь.
Военная прокуратура. Через три часа снова в кабинете у
генерала. Прочитав рапорт, он сказал:
– Обоснуйте.
– Оба убиты профессионалами, но не профессиональным
оружием. Убийце лет сорок, рост сто семьдесят – сто
семьдесят пять сантиметров. Хромает на одну ногу. Это пока
все, что могу сказать.
– Не понял. Объясните детально.
– Он меня ловит, что ли? – подумал Росс. – Пожалуйста.
Во-первых, удар в сердце мужчины нанесен обычным ножом,
с простым лезвием. Нож сначала попал в ребро, но убийца
успел его перевернуть, и он соскользнул в мышцу, а далее в
сердце. Затем нож перевернул уже в самом сердце. Это профи,
как контрольный выстрел у киллера в затылок. Далее
последовал удар в печень, тоже смертельно. У женщины пере-
резано горло от уха до уха одним движением, а это сделать
профессиональным оружием сложно.
– Хорошо, а хромота?
– Удар в печень был поэтапным – два раза, но с небольшим
промежутком. Если бы с ногами было все в порядке, был бы
один сильный удар. А у женщины надорвано правое ухо, зна-
чит, левой потянул вниз, а потом по горлу! Хром он, товарищ
генерал, во всяком случае, сейчас.
Генерал закурил и продолжил:
– Вот что, сержант, нужно взять эту сволочь, очень нужно
живым взять. Не за деньги это...
– Товарищ генерал, как это взять профессионала? Это в
кино только какой-то знаменитый профессионал боксер или
борец убивает и ловит по десять-пятнадцать человек, а в жиз-
ни... Неуч случайно топором махнет. Разгадать его в ресторане,
кафе, автобусе, магазине – смогу. У человека, работающего с
холодным оружием, свои привычки, а взять... ну, можно, толь-
ко нужно два рукопашника и хороший стрелок и, ни в коем
случае, не давайте мне прапорщика.
Генерал горько усмехнулся и махнул рукой...
– Спасибо, сержант, – сказал вдогонку.
На следующий день Росс опять был в кабинете.
– Вот оперативная группа, – заговорил генерал. – Ваша
задача: опознать и, по возможности, «стреножить». С ребя-
тами рукопашниками ты знаком. Район поисков есть.
Работу провели колоссальную, и объект был найден. Росс
медленно поднимался по лестнице пятиэтажного дома. Ребята
стояли на первом этаже.
– Какой же этаж? – подумал Росс.На секунду мелькнула тень, шаг влево и поднятая левая
рука, а нарукавник то дома в части. Резкая боль, хруст.
– Сухожилия, – подумал он, а дальше все, как в тумане.
Рука человека пытается оторваться от левой руки Росса на 3
см ниже локтя. Теряя сознание, Росс выбросил правую руку со
штык-ножом и сделал поворот направо, а дальше – темнота...
Открыв глаза, он увидел коллег, что склонились над ним, а
рядом на полу человек, рука которого прилипла к его рука.
– Не надо, ребята, отнимать его руку – мою отрежете, –
прошептал Росс.
Отсоединили их через несколько часов. Руку Россу спасли
военные медики. Оказалось, перстень соперника был изготов-
лен на заказ на три пальца, и поверх него опасная бритва
припаяна. Вот и вошел этот перстень глубоко в руку Росса, а
его штык в печень соперника.
Задание Росс не выполнил. Спустя несколько дней к нему
в палату зашел генерал.
– Ленчик, ты свое дело сделал, хоть и не так, но многих
такой исход устраивает, а от меня лично и от командования –
вот, – и прикрепил к пижаме.
Так и остались Россу на память крест на левой руке, три
нечувствительных пальца в подарок и штык-нож, который он
после службы зарыл в землю.
Прощаясь, генерал спросил:
– Не хочешь инструктором? Будет квартира и прописка.
– Нее! Домой к маме хочу!
– После госпиталя ко мне.
– Есть.
Через неделю опять приемная генерала.
– Товарищ генерал...
– Товарищ сержант, распишитесь.
– Господи, опять подписка, на сколько лет? Шестая подписка...
– Все понимаю, сержант, но..., – и помолчав, добавил, – а
убийца, как ты и предполагал – в прошлом инструктор, из
Прибалтики, и хромой на правую ногу. Ты спросишь, почему
не КГБ, а мы, вояки, свою грязь убрали? На то было распо-
ряжение свыше. Все нужно было сделать по-тихому и без
лишнего шума, с минимальной вероятностью утечки инфор-
мации. Ленчик, тебя найдут на гражданке, но ты подумай – ты
ведь профессионал, очень приличный профессионал. Не
зарывай свой талант в землю, тебе ведь всего двадцать один.
Иди, сынок!
Вот таким был первый опыт Росса в его военной карьере. С
годами воспоминания все чаще накатывали, заставляя заду-
мываться о прошлом. Единственное, в чем он по истине был
уверен, так это в том, что профессионалом такого уровня его
сделали не менее великие «спецы» своего дела.

* * *
Росс потянулся, на секунду замер, а затем резким дви-
жением бросил свое тело на пол. Несколько отжиманий,
наклонов в одну и другую сторону. Это не разминка – это
просто проверка своего тела, которое он очень хорошо знал.
Никакой боли и неприятных ощущений нет. Вот и хорошо.
Росс неторопливо оделся, вынул мобильный телефон и
вызвал такси. В такси он садился сосредоточенным.
– В центр, – скомандовал таксисту.
Сидя в такси, Леонид размышлял дальше:
– Как он уходит от преследования – это он показал. Теперь,
наверное, будет проверяться его умение противостоять в
схватке с противником или несколькими противниками. Как и
каким образом? Сто процентов, что «спецы» не знают о про-
верке. У них, скорее всего, приказ о его захвате или даже его
ликвидации. Значит, он должен вести поединок на пораже-
ние? Как? Своих «спецов»? А как же по-другому? По-другому
тоже можно. Когда-то в его голову была вложена мысль о том,
что сохранение бытия человека – это главный закон.
Человечество живет по физическим законам и только по
ним. Даже духовные практики: чтение молитв, проведение

различных церковных обрядов, ритуалов в стабилизирующих
местах – церквях, молебных домах, монастырях не полностью
раскрывают нефизические законы, по которым жили наши
далекие предки из Атлантиды, умеющие существовать и жить
по-иному, совсем по другим, духовным, энергомыслящим
законам. И они научились летать, перемещаться в простран-
стве, трансформировать мысли и воплощать в жизнь идею
космоса – Абсолюта (Бога). Они могли разобрать свое физи-
ческое тело на атомы и переместить их в любое место бытия,
будь то прошлое или будущее. Частью этих знаний Росс обла-
дал. Это сакральные знания получали избранные. Живут они
и в настоящее время. Эти знания нельзя было раскрывать, ибо
они бы пошли только во вред человечеству. Духовная среда
бытия нашей планеты не позволяла этого делать, так как ее
положительный, плюсовой потенциал находился в непосред-
ственной близости к нулевой отметке. При таком раскладе че-
ловечество, вооружившись сакральными знаниями, могло бы
погубить не только саму планету, но и нанести глобальный
урон космосу. Все это было хорошо известно Россу. Следо-
вательно, действовать в отношении противника нужно акку-
ратно, но профессионально.
Вот и центр города. Росс расплатился с водителем, неспеша
вышел из машины и направился к супермаркету. Один вход и
два выхода – это для посетителей и персонала, ну, а для спе-
циалистов его уровня и входов, и выходов десятки: окна, раз-
личные подземные люки, несколько подвальных помещений,
крыша, вентиляционные проходы и многое другое.
– Наверное, проверка будет разносторонней: сначала «спе-
цы» в штатском, затем спецподразделение, а может быть и
военные «спецы». Ладно, посмотрим, – думал Росс, заходя в
супермаркет. – Время рабочее, не час «пик», поэтому народу
не очень много. Значит, действовать будут по науке. Про-
водить задержание в людном месте не станут, либо на входе,
либо в тесном, неудобном узком проходе или же в подсобных
помещениях, кладовках. А мы их выведем в проходной
«кабинет-морозилку», – размышлял Леонид, направляясь к
двери с табличкой «Служебный вход».
Ведение боя, как с оружием, так и без, Росс изучал много лет.
До окончания школы он успел выполнить норму мастера спор-
та по фехтованию. Кроме этого, неплохо боксировал, занимался
различными видами борьбы. Но это все ничто по сравнению с
уличными боями. В то, его время, танцы всегда заканчивались
дракой. Один на один, улица на улицу, район на район. Вот
этому искусству он много уделял времени. Понял он тогда, что
главное – дух, который находится внутри. Хороший уличный
боец мог победить мастера спорта по боксу или борьбе, и выхо-
дило у него это виртуозно. Что главное в поединке? Контро-
лировать свое тело и тело своего противника, контролировать
ситуацию. Есть много уловок в драке на улице, но главное –
хладнокровность. Сила нужна, ловкость, реакция и натрени-
рованные, точные движения. Почти всегда Росс и его друзья
брали верх над противником. Драки эти были «мирными»,
потому, что почти всегда велись до первой крови. Тогда не было
такого понятия, как «бой на поражение». Хотя многие из его
друзей уже знали спецприемы, при помощи которых можно
было покалечить или даже убить человека, но никто тогда спе-
циально не применял эти приемы и их не «оттачивал».
Леонид Росс по надобности, в нестандартной ситуации при
боевой задаче, пользовался своим даром. Умение владеть те-
лом – это одно, а видеть и знать, что будет делать противник в
следующую секунду и, увидев выпущенную пулю, увернуться
и нанести ответный удар – ему было дано свыше. Дело в том,
что Росс при настрое мог видеть ауру человека, причем рас-
стояние роли не играло. По вспышке красного или иного цвета
он получал мысль противника за миллисекунды, и его мозг
сразу реагировал ответной реакцией на то или иное действие.
Дверь в помещение открылась легко. Небольшой коридор и
впереди уже железные двери холодильника. Леонид не боялся
оказаться в ловушке. На первый взгляд холодильник с одним
входом и выходом казался капканом, но это на первый взгляд.

Любой такой проект имеет резервный вариант на случай сбоя
работы холодильной камеры. Поэтому, при блокировке две-
рей, изнутри можно не только отключить электроэнергию и
сделать температуру плюсовой, но и спокойно покинуть моро-
зильную камеру через проходящую вентиляционную систему.
Узнать, где она проходит, не составляет труда. Пробив неболь-
шую брешь и ликвидировав несколько шурупов, сняв вну-
тренний панельный лист, можно из холодильной камеры пере-
меститься почти в любое помещение здания. А так, как венти-
ляционные системы в подобных зданиях закамуфлированы
либо рекламными щитами, либо другими дизайнерскими ре-
шениями, то возможно незаметное передвижение по системе.
Росс выбрал этот нетипичный вариант не случайно. Он хо-
тел поставить противника в нестандартную ситуацию, с кото-
рой тому было бы не «с руки» осуществлять поставленные цели
и задания. Мало того, такое местоположение позволяло ему
напрямую замкнуть электрическую цепь холодильной камеры,
и все железные детали этой камеры будут нести угрозу против-
нику. Этого он, конечно, делать не будет, свои есть свои. Они и не
подозревают, что он просто сдает экзамен на профессионализм.
Морозильная камера предназначалась для быстропортящихся
товаров, и температура в ней поддерживалась на определенном
уровне. Квадратно-гнездовым способом были расположены
стеллажи с различными продуктами питания. Высота стелла-
жей различна: от трех до восьми метров. Проходы между ними
от двух до шести метров. Легкий зуммер. Росс насторожился.
Сработала система блокировки дверей. Он улыбнулся.
– Сейчас начнется, – подумал он.
Через мгновение выключился свет. Не теряя ни секунды,
Росс быстро приблизился к крайнему стеллажу, находив-
шемуся около стены. Быстро взобравшись на него, простучал
ладонью по железной панели.
– Да, вентиляционный короб тут, – отметил Леонид.
Он прошелся пальцами по краям железного листа, который
плотно входил в металлические уголки, нащупал скрепки-
болты, которыми железная панель прикреплялась к уголкам,
слегка сдвинул их справа налево и надавил на одну из панелей.
Она легко поддалась, ушла вглубь стены и сползла. А вот и
вентиляционный короб. Росс вынул штык-нож и несколькими
резкими движениями сделал отверстие, в которое мог
проникнуть без труда. Затем он спрыгнул на пол морозильной
камеры, подошел к двери, вынул что-то из кармана, напоми-
нающее кусок мыла, прикрепил около дверной ручки и что-то
нажал на этом предмете. В приборе раздался щелчок и моно-
тонные сигналы, напоминающие ритм хода часов, начали
отбивать ровные промежутки времени. Этот прибор, на самом
деле, был обыкновенным муляжом, предназначенным для
отвлечения оперативных действий противника.
– Так, минут двадцать-тридцать у меня есть. Пока прибор
просканируют, вызовут специалистов и откроют дверь холо-
дильной камеры, надо перебраться на другой конец супер-
маркета и оттуда действовать, – думал Росс.
Он взобрался к вентиляционному коробу, вынул неболь-
шой фонарик, прикрепленный к резиновой ленте, зафиксиро-
вал его на голове, включил и проник в короб. Примерное
направление ему было понятно. Теперь нужно тихо и быстро
двигаться, не сворачивая в отводы, которые могут привести в
тупиковое помещение. Двигался он минут десять. Затем при-
ложил ухо к краю короба и, заглушив все чувства, кроме
слухового аппарата, замер.
– Тихо. Голосов людей не слышно, – отметил про себя Росс.
В обратном порядке он сделал небольшое отверстие в
коробе и посмотрел в него. Небольшое помещение, стол,
несколько стульев, шкафов. Какая-то бытовая комната. Росс
быстрым движением вырезал кусок короба и спустился вниз.
Подойдя к двери, он медленно приоткрыл ее. Узкий коридор.
Метра за четыре стоят два человека в штатском. Накаченные
шеи выдавали спортсменов-профессионалов, либо «спецов-
профи». Они о чем-то тихо переговаривались. Один из них,
жестикулируя, несколько раз левой рукой притрагивался ко
второму и хмыкал в кулак.

– Левша, – про себя определил Росс. – Ну, что ж, с Богом!
Он резко открыл дверь и шагнул в коридор на встречу
судьбе. Один из двух, стоящий лицом к Россу, увидев его,
резко развернул руками второго и тот, потеряв равновесие,
шагнул в сторону Росса. Леонид схватил правой рукой левую
кисть спортсмена, а левой нащупав мизинец, резко провернул
сустав. Кость хрустнула, спортсмен ойкнул и схватился за
руку. Второй, в стойке нападения, с полусогнутыми в локтях
руками, шагнул вперед к Россу с развернутым корпусом для
нанесения удара. Леонид легко его опередил, подняв правую
руку для отвлечения внимания, и нанес удар носком туфли
левой ноги по надкостнице голени. Нога второго «спеца»
согнулась в колене, и он рухнул на пол.
– Странно, стажеры, что ли? – подумал Росс.
Он нагнулся и левой рукой взял рухнувшего на пол против-
ника за голову. Двумя пальцами правой руки нажал где-то за
ухом. Тело «спеца» обмякло и неподвижно вытянулось.
Второй «спец», со сломанным мизинцем, попытался достать
оружие, но видно было, что боль не давала ему этого сделать.
Росс протянул левую руку, противник откинулся к стене.
«Спец» попытался шагнуть навстречу, но, получив удар по
шее ребром ладони, тихо сполз по стене вниз.
Леонид подошел к концу прохода, выглянул и увидел
отдел. В отделе около двух десятков стеллажей с готовой про-
дукцией и достаточно людно. Он незаметно вышел в отдел.
Росс понимал, что видеонаблюдение его уже зафиксировало.
Теперь на опережение. Три «спеца» стояли на выходе из отде-
ла. Все трое худощавые, со спокойными лицами.
– Эти – «волкодавы». С такими нужно быть начеку, – про
себя отметил Росс.
Леонид направился к выходу. Он шел, прихрамывая и сутулясь.
– Надо притупить их бдительность. Пусть расслабятся,
думая, что задержание будет легким, – размышлял Росс.
Очередь – человек шесть. Леонид на ходу взял со стеллажа
несколько пакетов с черным молотым перцем и незаметно

разорвал их. Проходя мимо стеллажей с хлебобулочными
изделиями, взял батон и встал в очередь у кассы. За ним встал
один из «волкодавов». Двое других расположились за кассой
и, якобы ожидая, смотрели в сторону. А вот и очередь Росса.
Он подал кассиру батон, взял пакет с перцем и, не огляды-
ваясь, резко взмахнул рукой снизу вверх себе за спину. Он
чувствовал, что «волкодав», стоявший сзади, попытается при-
близиться к нему почти вплотную. Сзади чихнули. Росс понял,
что перец попал по назначению.
– Этот уже не боец, – отметил он про себя и быстрым шагом
направился мимо двух других.
Те резко бросились к Россу. Ошибку обоих он определил
сразу. Расстояние между ними было минимальным. И они,
естественно, будут мешать друг другу. А вот и расстояние вы-
тянутой руки. Леонид резко нанес удар правой рукой в плечо
одного и тот навалился на другого, мешая ему что-либо
предпринять.
– Здесь полторы секунды, – машинально просчитал он и
резким выпадом нанес удар левой рукой в печень другого
«волкодава». Нанес в пол силы, чтобы просто был болевой шок
с отключением сознания, а не разрыв печени. Первый из напа-
давших успел повернуться к Россу и вынуть оружие. Росс
шагнул навстречу. Противник попытался применить оружие,
но Росс присел, прокрутил свое тело с вытянутой правой ногой
и открытой стопой, и нанес удар под левое колено противника.
Удар попал в цель, «волкодав» опрокинулся на спину, а Росс,
выпрямившись, подхватил правую стопу противника, дернул
ее на себя с небольшим проворотом.
– Все, связки если не порваны, то растянуты. На ногу не
встанет, – подумал он, удаляясь от «волкодавов». – Ну, а
теперь можно и на выход.
Все происходило в секундных измерениях, и люди, находя-
щиеся в супермаркете, удивленно пытались понять, что проис-
ходит. Поединок, а по понятиям граждан, которые наблюдали
его – драка, произошла почти мгновенно без криков и

большого шума и не привлекла внимание большого коли-
чества людей.
Уже подходя к выходу, Росс увидел четырех мужчин, одетых
в костюмы с галстуками. По виду – сотрудники супермаркета,
но одно отличало их от служащих – какой-то водянисто-
безразличный взгляд. Все четверо были спокойны и не выдава-
ли никакого волнения. По возрасту почти одногодки. И видно,
что все в отличной спортивной форме. Они просто стояли и
выжидали, как дикий зверь ждет жертву и нужен только
прыжок. Так себя не ведут «профи» из спецподразделений.
– Не может быть! – про себя ахнул Росс. – Это же «спецы-
зомби»!
Он видел таких в Афганистане, но тогда это были маль-
чишки по восемнадцать-двадцать лет, набранные в основном
из спецдомов, интернатов, в которых готовили военных
специалистов различных профилей. Их готовили и обучали с
пяти-шести лет, вбивая в их голову коммунистическую идео-
логию и ненависть к противнику. Причем противник был
условным, и он устанавливался по приказу командира. Все
виды тренировок и спецтренировок практически всегда про-
ходили под гипнотическим контролем или спецкодировками.
Сами спецкодировки проводились различными методами:
химическими инъекциями, гипнотехниками, либо воздей-
ствием секретных лабораторных излучателей различных
электромагнитных, торсионных или иных волн. Побочные
эффекты не учитывались. Обычно такой робот-боец был рас-
считан на срок службы не более года. Ибо под воздействием
применяемых методов главный компьютер (мозг) давал
команду организму на выработку оптимального резерва, и все
органы и системы этого человека изнашивались в геометри-
ческой прогрессии. Подготовленных «зомби» попытались сде-
лать элитной частью в Афганистане, но эксперимент себя не
оправдал. Да, они могли стрелять и точно попадать в цель,
могли в рукопашном бою победить противника, могли не
чувствовать боли и со смертельным ранением продолжать

вести бой. Страшно было другое – это были «зомби» без
чувств. Все равно где и все равно кого убивать – стариков,
женщин, детей. Кодировка, любая кодировка несет опасность
потери личности. Это был секретный проект. Об этом в огра-
ниченном контингенте в Афганистане военнослужащие не
знали, и когда несколько поселений было жестоко уничто-
жено, командование группировки высказало свой протест.
Основание – подражание личного состава «спецэлите». «Зом-
би» стали копировать, ожесточаясь и превращаясь почти в
уголовников. Спецпроект тогда быстро прикрыли, а элитное
подразделение под шумок уничтожили. Нет, не расстреляли, а
просто вернули в лабораторные лабиринты и продолжили
опыты. И вот он, Леонид Росс, видит их здесь и сейчас.
– Да, с этими нужно по-другому. Неизвестно, какую задачу
им поставили. Ясно одно – это машины, которым обозначили
расстояние и указали путь движения. Их руками не одолеешь.
Они не чувствуют силы и не испытывают жалости, – думал
Росс, приближаясь к ним.
Оставалось метр-полтора до одного из них. Стеклянный
взгляд. По лицу промелькнула судорога, и он шагнул на-
встречу Россу. Росс сосредоточил свой взгляд на левом
глазном яблоке противника, зная, что снять кодировку взгля-
дом можно только таким способом, потому что перекрестный
путь зрительных каналов ведет в левое полушарие, которое
отвечает за интуицию и воображение. И код-команда посту-
пает именно в левое полушарие мозга. На мгновение «зомби»
остановился. Росс сымитировал удар в пах – противник упал.
На самом деле он дал команду, чтобы «зомби» потерял созна-
ние. Леонид понимал, что окружающие люди (посетители
супермаркета) не понимали, что за бой происходит. Нельзя
показывать эти возможности человека. Трое других бросились
на Росса одновременно, и он мысленно поставил перед собой
капроновую сеть. Не стену, а именно сеть, чтобы тела напа-
давших не жестко, а мягко принять и мысленным приказом
обезвредить. Все трое остановились не резко, а как будто

натолкнулись на что-то резиновое. Росс быстрыми движения-
ми в виде приемов опрокинул их на пол и вышел из супермар-
кета. Не проделав и нескольких шагов, он почувствовал два
укола: один в ногу, другой в плечо.
– Ампула-патрон, – успел подумать Леонид и, на ходу за-
держивая дыхание, быстро сделал самокодировку.
Любое химическое вещество, попадая в организм, дей-
ствует на рецепторы, влияющие на тот или иной орган.
– Блокировка мозга и отключение сознания, – автомати-
чески думал Росс, введя приказ своему мозгу переходить на
запасную линию защиты организма. Это как подключение
запасной подстанции.
Много раз Леонид Росс видел, как йоги-практики вводили
в свой организм различные яды или раскаленный свинец, и
при этом их физическое тело не страдало. Леониду несколько
раз приходилось освобождаться от ядов в организме. Один раз
в далекой стране он выводил яд после укуса ядовитой змеи.
Второй – его целенаправленно пытались отравить в одной из
командировок. Но организм его уже был подготовлен, мозг
работал и подчинялся приказам, и яд, входивший в его тело, не
задерживался в органах, а быстро выводился из организма.
Росс медленно направлялся к стоянке такси, находящейся
метров за сто пятьдесят от входа в супермаркет. На стоянке семь
машин. По правилам ухода от преследования и наружного
наблюдения в первую, вторую и последнюю машину садиться
нельзя. Но сейчас это не играло роли. Леонид понимал –
проверка продолжается. Любой другой на его месте уже давно
был бы обезврежен. Организм прореагировал на химию, но
конечного результата от укола не было благодаря команде мозгу
нейтрализовать его действие. Однако тошнота, небольшой сбой
координации движения, вялость, сонливость появились почти
мгновенно, хотя мозг работал хорошо, мысли давали четкие
указания, и Росс автоматически выполнял их.
Он подошел к четвертому по счету автомобилю, вынул
мобильный телефон, нажал поочередно восемь цифр и,

взглянув на экран мобильного телефона, удовлетворенно
вздохнул. Раздался негромкий щелчок – снялась блокировка
дверей автомобиля. Это была совсем не фантастика, что
разблокировка дверей произошла от нажатия кнопок мобиль-
ного телефона. Наука не стояла на месте. На любое действие
существует противодействие. Электроника имеет свои зако-
ны, а каждый закон имеет свои дополнения и подзаконы, по
которым возможен и обратный процесс. Это почти ежедневно
доказывают различного уровня хакеры, взламывая секретные
системы и меняя результаты для достижения своих целей. Так
что электронная блокировка дверей автомобилей давно уже не
секретная схема. И чипы, подобные вставленным в мобиль-
ный телефон Росса, не такая уже и новость для людей, кото-
рые состоят на службе у государства. Леонид открыл дверцу
автомобиля, завел его и аккуратно выехал с парковки. Через
двадцать пять минут Росс был на квартире своего друга. Он
понимал, что теперь нужно только ждать либо визитеров, либо
информации извне.
Росс прилег на диван, расслабился и стал просматривать
свою жизнь, которая отличалась от жизни обычных людей
некоторыми параметрами. Это обостренное восприятие мира с
физическим ощущением чувств, и поэтому ему приходилось
заниматься особым видом деятельности. Именно прихо-
дилось, потому что лет двадцать назад по причине сбоя входа
энергии в физическое тело, нужно было ее балансировать.
Переизбыток энергии влиял на физическое состояние, и
выход был один – делиться этой энергией с другими. Причину
этого сбоя Леонид Росс знал. По окончанию работы воен-
нослужащие, которые соприкасались с государственной тай-
ной, были закодированы тем или иным способом. Военных
специалистов не интересовало, какие побочные эффекты
будут от той или иной кодировки. Леонид принадлежал к той
категории военнослужащих, проходивших особое обучение,
включая многочисленные тренинги в восточных монастырях,
которые давали возможность открытия некоторых качеств

человеку, при помощи которых он мог обостренно воспри-
нимать настоящее, прошедшее и будущее. Мозг начинал
работать нетипично, мгновенно оценивать ситуацию и давать
команды физическому телу. Поэтому, некоторых, в том числе
и его, Росса Леонида Георгиевича, в конце службы кодировали
особым способом.
Гипнотехника Леонида не брала, он сам мог загипноти-
зировать любого из военных специалистов. Кодировка произ-
водилась при помощи спецтехники, разработанной еще
знаменитым Н. Теслой, который получил схему аппарата из
иного измерения, а точнее – из космоса. Наверное, там пред-
видели, что развитие человеческого мозга может пойти не тем
путем, и остановить его сможет только аппаратура, предназна-
ченная для закрытия любой информации или полного
стирания памяти.
По окончанию службы Леониду убрали память, выдали чис-
тый военный билет: служил, проходил, находился в части – и
все! Но не знал Леонид еще одного – у него был запущен
механизм самоуничтожения. Он должен был погибнуть через
несколько лет, и потому тревожное чувство ожидания не поки-
дало его. Временами проявлялась рассеянность, потеря бди-
тельности. Где-то через полгода после демобилизации появи-
лась апатия. Леонид пытался убрать ее усиленными трениров-
ками, развлекательными походами в кафе, рестораны, легче
становилось после алкоголя. Мозг затуманивался, тело расслаб-
лялось, и Леонид не ощущал никакой тревоги. Но через некото-
рое время потребность в алкоголе переросла в зависимость.
Однажды ночью он проснулся от резкого зуммера, что был
в его голове, будто бы зазвонил будильник. Леонид, как робот,
поднялся с постели, направился на кухню, подошел к холо-
дильнику, открыл его и потянулся за бутылкой молока. Вдруг
во рту у него пересохло, к горлу подошла тошнота, и чувство
глубокого похмелья вошло вовнутрь. В каком-то полуобмо-
рочном состоянии Леонид перевел взгляд с бутылки молока
на начатую бутылку коньяка, взял ее и, не раздумывая,

опустошил одним глотком. Захлопнув холодильник, он напра-
вился в комнату, но вдруг остановился. В голову яростно
вошел жар, стало сжиматься сердце. И цифры, три пары цифр:
33-22-44. Он их не слышал, он их ощущал, и это ощущение
сводило с ума. Захотелось куда-то бежать. Взгляд остано-
вился на открытом окне... Но, что это? Резкая, пронзительная
головная боль с правой стороны, и Леонид потерял
сознание.
Сколько он был без сознания, мгновение или вечность? Он
открыл глаза, поднялся. Тело ныло, голова чудовищно болела.
Леонид, шатаясь, направился в ванную. Он простоял под
холодным душем около часа, и сознание медленно входило в
его голову. Он вспомнил все! Код военных медиков не срабо-
тал. Аппаратура не смогла дать качественную команду мозгу, и
он отныне свободен! В памяти пронеслась служба и все то, что
он получил от государства – приказ на уничтожение. В душе
не было злости, лишь пустота и отчаяние. В голове звенело, но
она была заполнена информацией, которая поступала из
космоса. Информационные каналы, открытые еще в монасты-
ре на востоке, принимали информацию качественно и без
напряжения.
– Как жить дальше? Без сомнения, спецслужбам он уже не
интересен. Наверное, наверху решили, что он на что-то еще
годен. Государству он ничего не должен, он с ним в расчете. Ну,
а государство? Долг от государства требовать бесполезно, и,
кстати, очень опасно. Те сведения, что есть у него в голове,
стоят десятки, а, может, и сотни миллионов долларов, но поль-
зоваться этими сведениями точно нельзя. Лучше все забыть и
начать просто как-то жить.
Он хорошо умел видеть прошлое, настоящее и будущее.
Еще он мог работать аккумулятором. Да, просто аккумуля-
тором. Тоесть, он мог дать человеку дополнительную энергию
и частично восстановить иммунную систему человека, а в
результате – оздоровить те или иные функции внутренних
органов и систем.

– Но, как это будет выглядеть? – думал тогда Росс.
Первое, что он сделал – это обошел всех целителей и пред-
сказателей в своем городе. Тогда их было не очень много. Ему
было интересно наблюдать за тем, как каждый из них, рас-
кладывая карты, чисто психологическими ходами пытался
выведать ту информацию, при помощи которой можно
логически довольно точно выстроить предстоящее будущее
событие. Но, пять человек в его городе, несомненно, обладали
особым даром. Нанося вред своему здоровью, и зная это, они
помогали людям. За день они принимали по двадцать-
тридцать человек, но он практиковать не хотел. Леонид нашел
для себя выход. При дисбалансе энергии он рьяно трениро-
вался и, если избыток энергии превышал баланс равновесия,
открывал творческий канал и садился за письменный стол.
Писал до тех пор, пока не деревенела рука и в теле не
появлялась легкость. Он писал, как говорится, «в стол», тоесть
для себя. Но, как-то мало-помалу начал помогать своим
друзьям, у которых случался сбой по здоровью. Друзья стали
приводить своих друзей, и Леониду стало легче. Помогая
другим, он помогал себе. Поток уязвимых болезнью людей
стал увеличиваться, и Леонид отказался от практики.
Его учителя в далеком монастыре учили раскрывать тайну
бытия. Мозг человека – матрица энергокольца Вселенной.
При его помощи человек может летать, разговаривая по
телефону, чувствовать душу собеседника. Так Леонид заменил
практику на телефонное общение. Ему звонили из многих
стран, чувствовали его, верили его информации, советовались
о сокровенном. За время, прошедшее после службы, его че-
тыре раза просили, не приказывали, а просили об услуге
помочь государству. И, хотя уже давно нет той страны, но
Леонид свято чтил общую границу бывшего государства и все
постсоветские страны воспринимал, как свою Родину. Его
телефонные сеансы иногда контролировались спецслужбами,
но его не трогали, так, как сеансы, в основном, выражались в
чтении некоторых молитв, речитативов и звуковыми вибра-

циями. Никаких разговоров о политике, криминалитете и
государственных проблемах не велось. Леонид всегда чувство-
вал «лишнюю» линию и, если это не мешало сеансу – про-
должал. Он понимал, что государство не против его сеансов, а
значит, это не противоречит его законам. Так как звонки часто
шли из других стран, то по некоторым фразеологическим
настроениям можно было составить психологическую обста-
новку в той или иной стране. Так что, волей-неволей он помо-
гал своему государству. Конечно, были предложения «рабо-
тать» с финансовыми потоками, с банками, с чиновниками
некоторых финансовых структур, с политическими деяте-
лями, но Леонид сразу отказывал и не воспринимал всерьез.
Однажды был странный визитер из Киева. Когда Леонид
стал с ним беседовать, сразу почувствовал признаки внушения
извне и понял, что за человек перед ним. Это так называемый
вербовщик-контролер, задача которого – находить неординар-
ных людей и предлагать их услуги государству. Из этих людей
N-е структуры потом готовят либо разведчиков-профессиона-
лов, либо агентов высокого уровня. Нет, Леониду это уже не
нужно. Раз этот человек здесь, значит его досье для неких
структур засекречено. Леонид подыграл собеседнику. Он
закрыл глаза, немного опустил голову, выполнил команду и
рассказал, как занимается практикой. Но сказал то, что
захотел, а именно, что даром не обладает. Визитер проговорил
с Леонидом минут сорок, потом устало вздохнул и удалился.
– Вот и хорошо, вот и ладушки, – усмехнулся тогда Леонид.
– Ну, а теперь нужно ждать, только ждать.

Продолжение: Память времени

Сергей Строев. Режиссер, сценарист, астролог, консультации, озвучивание, администратор сайта

МАРАФОН!

Marafon-170-176
Подпишитесь на нашу рассылку
Никакого спама, гарантируем!
Крипто-просто
Заработок-в-интернет-170-128-GMMG
Партнерки-банер-170-340
Подписаться-Люба
Подписка-ЮТУБ-Строев2

На сайт Taro

Таро

На сайт: boooks

books-170-128-красный

На сайт: club…

Color-Web-желтый

На сайт: taro…

taro-170-128-ptktysq
Подписка-ЮТУБ-Строев


http://www.project-stroeva.ru$638.5$638.5Сколько стоит ваш?

Яндекс.Метрика